Lubelia (lubelia) wrote in france1940_1944,
Lubelia
lubelia
france1940_1944

Categories:

Анри Дюпон. Эмиграционная анкета и два письма.

С огромной благодарностью проводнику поезда, который дождался последнего пассажира

1
Эмиграционная анкета №2
1.Имя, фамилия1) (при наличии - титул)*2)__
_Анри Дюпон________________
2. Гражданство*
Франция_______________________________
3. Национальность*
Не еврей, можете не искать.
4. Профессия, род занятий (безработный, домохозяйка, школьник, студент и пр., для военных — чин, род войск, для полиции — чин, подразделение)*____________
Чиновник мэрии, заместитель мэра по экономическим и юридическим вопросам. Сбор налогов, распределение продовольственных карточек, верификация сделок.
5. Семейное положение, имя, гражданство, национальность супруга/супруги (для мужчин — указать девичью фамилию жены)*___________________________
Женат. Жена - Нольвен Ларивьер, городской библиотекарь_____________________________
6. Ближайшие родственники, дети, друзья *______________________________
Детей от первого брака нет. Родственники: двоюродный брат Андре Лелю, сотрудник редакции (расстрелян), муж двоюродной сестры – Мишель Оленев (погиб в перестрелке с полицией при попытке взорвать гестапо), брат покойной жены – Жак Клерг (погиб в перестрелке с полицией после взрыва завода). Племянник – надеюсь, жив.
7. Обстоятельства убытия (смерть от естественных причин, от насильственных причин — указать, какие; самоубийство — указать причину)* _________________
Самоубийство. Сотрудничать с немцами более не смог, сопротивлению помочь ничем не смог, продолжать жить – не смог._____________________________
8. 1-2 факта биографии, которыми может гордиться
-Подкармливал кота в городском кафе
-Помог вынести из борделя рацию
-Ходил в гестапо доносить на еврея-начальника полиции, настоял, чтобы Бибо подделал его документы.
Мало.
9. 1-2 факта биографии, которыми не может гордиться
-Принес Вейлю самые первые законы о евреях, сам, чтобы посмотреть на реакцию. Посмотрел.
-Настоял, чтоб газета и типография перешли под управление кузена Андре. Перешли.
-Составил по крайней мере один депортационный список, в котором были коммунисты и евреи.
-Никому не сумел помочь ни своими деньгами, ни доступом к распределению карточек
10. 1-2 важных, но не сделанных дела:
-Показать жене, где лежат деньги и векселя, все, что она сочтет нужным из этого отдать городу – пусть отдаст.
Кажется, все остальное – сделал.
11. Есть ли необходимость написать письмо? кому? (при положительном ответе предоставляется бумага и ручка) ___________________________________________
Приложены два письма: жене и кузену Жаку Клергу
(место печати)
Дата____________1945_______________


ПРИЛОЖЕНИЕ


Мой супруге Нольвен Дюпон-Лавельер, в ее сны.

Милая моя.
Считай, что это письмо тебе снится, не может же в самом деле быть писем с того света? но мы с тобой так толком ни разу и не поговорили, а теперь уже не поговорим, поэтому я постараюсь писать кратко и по делу.
Ты прости - я просто не нашел другого способа. Любовь затмила мне глаза, наверное, если бы я просто дал тебе денег, или устроил на работу в мэрию или сделал что-то еще, чтоб тебе не было необходимости идти замуж... Но зато. Милая, у нас была одна ночь, и она не была для тебя радостной, и я это знал - но быть может у тебя родится наследник Дюпонов - и это даст смысл твой жизни?
В тумбочке, покрытой золотой тканью, лежит вексель на имение - 50 тысяч франков. Пока для тебя это только бумага, я не успел привезти тебя туда хозяйкой. Но это долина между двух зеленых холмов, покрытая виноградными террасами, утром она тонет в голубой дымке, а на закате - в розовой, а перед окнами дома растут розы. В винограде я понимаю, а в розах - нет, но их сажала еще Виолетта, и они ей нравились, надеюсь, понравятся и тебе. И библиотека там есть - да, там, в основном скучная химия, да ботанические справочники, да немножко юриспруденции - но и эта литература нужна людям.
Когда нас - мэрию - начнут судить, к тебе не должно быть никаких претензий. Я оставил заявление об увольнении, моей подписи нет ни под одним депортационным списком, хотя я и помогал их составлять. Но это дело между мной, Богом - и внесенными мной в это список, а тебя задеть никак не должно. Если будут говорить, что ты жена коллаборациониста - напомни, что это в моем доме стояла подпольная типография, что это в моем доме окончательно была собрана бомба для взрыва завода, что это в моем даме прятались вернувшиеся из Лондона коммунисты - и это только то, что знаю я сам, а возможно было что-то, чего я не знаю. Возможно, это оградит тебя от сплетен. Если нет - тебя оградят деньги и вино.
Отправь Монфора в имение. Псу будет трудно без меня, и тут в городе - он будет скучать, а на природе развеется.
В этом - 44 страшном году - было много солнца. Это значит, что весь 45 ты будешь занята - молодое вино надо разлить по бутылкам, промаркировать, отправить на продажу. Пусть Шуа на Рождество пьет вино Дюпонов - возможно, оно поможет залечить наши раны. У Руссильонов вино хуже - правда, от них посбегали все, кто в этом понимал.
Будь счастлива. И помолись обо мне - мой путь наверх, кажется, будет долог. Я застрелился, и сел в поезд, и поезд повезет меня на суд.
А ты будь счастлива.
Твой любящий супруг
Анри Дюпон.

*
Кузену Жаку Клергу, в его вечность

Жак.
Полагаю, мы с тобой встретимся очень не скоро. Даже и надеюсь на это, там, куда еду я - тебе точно не место. Интересно, куда уехал на этом поезде ты - в Швейцарию? Или - в свой счастливый СССР, где выросли дети, которых так хорошо учили, что они смогли избавиться от зла и несправедливостей, творимых их отцами? Я надеюсь, ты там счастлив там.
А я еду отвечать за тот депортационный список, и все другие такие списки, составленные мэрией. Я жаловался тебе, но всей правды не рассказывал - не мог. Ты, наверно, и сам догадывался, чем мы там занимаемся и в чем заключается наше сотрудничество. Знаешь, кого я туда внес? Обоих Моро. Было очень смешно, когда ты сказал, что они у меня же и прячутся. И теперь смешно и легко - представляешь, а я оказывается никого не убил! Если в Шуа все-таки состоится справедливый суд с разбором всех наших преступлений - ох, святой Франциск, я же чист как стеклышко! по моему списку никого не убили, а потом я оставил на столе мэрии прошение об отставке, хотя мэр его и не подписал. В принципе - меня это греет, если вдруг моя жена родит ребенка - ему достанется не такое уж запятнанное имя.
Знаешь, как мне страшно ехать - отвечать? Но ведь ни одно наказание не может быть вечным, не может же Господь создать вечных лагерей? Проводник говорит, что поезд идет вверх – и даже если мне придется задержаться на какой-то из остановок, рано или поздно, у меня появится право поехать дальше. Я пройду то, что мне положено пройти, то, на что я посылал людей нашего города. Но ведь они прошли - и уехали на поезде, идущем вверх.
Когда мое искупление окончится - вы с Виолеттой приходите меня встречать, ладно? Я так по ней скучаю.
Анри.
ЗЫ: Ты дал мне несколько дней жизни – настоящей. Не гнить, задыхаясь от собственных выделений, а хоть что-то делать. Жизнь закончилась быстро и фатально, но если бы не ты – я бы так и сидел в мэрии и составлял все новые и новые списки, и не сделал бы ничего вообще. Если мне скостят мой срок – то ради тебя, чертов ты коммунист.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 3 comments