Raisa D. (Naiwen) (naiwen) wrote in france1940_1944,
Raisa D. (Naiwen)
naiwen
france1940_1944

Заметки и рисунки Люции (Вивьен Моро, юной коммунистки и работницы завода)

Вивьен Моро, сестра Раймона Моро и Жанны Ру. Перепост с разрешения игрока.

***

Стоять в Москве на вокзале... Солнце, тепло, в ушах — военные песни, а в горле — комок.
Какие же прекрасные у меня были близкие. Жанна, Раймон, Анри — люблю вас. Как же повезло Вивьен.
Что была такая сестра, которая могла называть идиотами (любя), не соглашаться с действиями и все равно делать всё, реально всё, чтобы помочь. Вивьен была гордой, поэтому отказывалась от попыток Жанны кормить ее. "Спасибо, но я зарабатываю сама!" После того, как Жанна сказала, что заложила что-то в ломбард, чтобы купить Вивьен поесть, Вивьен бегала узнавала, где этот ломбард и как можно выкупить. Выяснилось потом, что не в ломбард отдала, а продала Морису кольцо. История с тем, как Жанна ходила в бордель чтобы узнать, кто из немцев больше по женщинам, чтобы лечь под него и вытащить тем самым меня потрясла меня до глубины печенок! Вариант не сработал, но это было сильно.
Что был такой брат, как Раймон. Которым гордилась. Который казался Вивьен надежным, способным справиться с чем угодно. К которому, несмотря на весь мой своенравный и гордый характер хотелось прислушиваться. Ради Раймона Вивьен реально была готова на всё. Один огонь горел в их душах.
Что был такой понимающий человек, как Анри. Когда Жанна говорила с Анри и Вивьен по поводу того, что Вивьен лучше уехать и что так будет безопаснее для нее, Анри сказал "Жанна, не дави на нее". Отдельное спасибо Анри за признание, что Вивьен не хотелось оберегать от мира, а хотелось с ней строить счастливое будущее. Это очень важные слова! Вивьен старалась быть именно такой, очень боясь оказаться, будучи младшей в семье, ни на что не способной девочкой-фиалкой, которую можно только спасать и оберегать.
Что был такой человек, как Кристиан. Тоже воспринимался как часть семьи и добрый ангел-хранитель в каком-то роде.
Раймон сказал "попытайся устроиться в корпусной цех". Устроилась, где и проводила саботаж, переставляя, уже после проверки проводки.
После того, как немцы захватили завод, провели расстрел, выстрелили в Эсперансу, Вивьен взяли в заложники. Сковали наручниками. Взяли кровь на опыты. Вивьен рассмеялась немцам в лицо.
— а, это сестра того молодого человека, что пел подозрительные песни?
— А что, петь уже запрещено?
— да нет, почему же... просто надо понимать, что поешь.
Тут Вивьен тихонько запела Марсельезу. "Дрожите злобные тираны... И вы кто предал свой народ"
Немка, прислушавшись, спросила "Что это вы такое поете? Пойте погромче"
Вивьен, гордо сказав: "Я пою гимн своей страны!" запела громче.
На допросе Вивьен пытали.
(от игрока - немцы так долго решали "пытать или не пытать", что хотелось сказать "ну давайте уже!". И почти сразу угадали триггер! Но не довели до конца. Если б обрезали побольше, чем фалангу пальца - раскололась бы)
"Расскажите нам, что знаете? Где бывает ваш брат, чем кроме работы занимается, с кем дружит?" — "Ну, он дружит с Анри, кроме работы еще в стихотворный клуб ходит. В кафе иногда бывает..." "А про сестру?" "Ну. она портниха" "И кто у нее шьется" "Ну, последнее время она говорила, что из борделя у нее много клиенток")) И так 10 раз подряд. Т. е. формально на вопросы отвечала, но по факту ничего не сказала)) В конце концов один из немцев сказал "что-то у меня вдохновения нет допрашивать... " "Ну так отпустите, я ж на все ваши вопросы ответила!)))"
С Анри получилось забавно. Мысли Вивьен "Так, ну мы гуляем под ручку для прикрытия... Хм... Вокруг же никого нет? Говорит: "интересно, что в кино идет?", мы что, по-настоящему гуляем вместе? Не для прикрытия??"
Из пошло-забавного на заводе (кхм, простите)
— не встает (про деталь)
— а ты ей ножки разведи
Вивьен была гордой, смелой, веселой. Любила песни, до войны участвовала в хоре. Ни за что не хотела выходить замуж, хотела посвятить себя борьбе за лучшую жизнь. Как она гордилась полученным уже во время военных действий парт-билетом!
Слушали с Луизой радио из Лондона, разбрасывали листовки, ездили с братом до Лондона за деталью для взрывного устройства, потом скрывались в доме Оленеффых.
Несколько раз побывала в госпитале. Корь, потом дезентерия. Лечил ее молодой, симпатичный стажер. При разговоре с ним промелькнула мысль "еврей?", откуда взялась эта мысль? Непонятно. Нет, говорит что его отец француз... Обсудить, как она осуждает этот закон, запрещающий тем, у кого отец не француз занимать различные должности. Потом она увидела желтую звезду на груди у него... У Буавена... У Лемери... У других... Сволочи! Фашисты! Как они смеют считать что кто-то лучше кого-то по праву рождения? И Руссильоны... О, как ненавидела их Вивьен за любезничанье с немцами, за их убеждения, за бред, написанный в газете...
После того, как услышала, что брата убили, после того, как скрывались в горах и сходила с ума от желания действовать и не зная что предпринять, после того, как увидела, что Анри обыскивает Карп, крышу у Вивьен снесло. Она была уверена, что Карп заодно с немцами и, увидя, как за Анри закрывается дверь, а перед этой дверью стоит куча немцев она выхватила пистолет, и начала стрелять...
Поезд "Шуа-вечность..." В поезде Вивьен писала письма близким. "Вечная любовь, верны мы были ей..." И жалела о том, что так мало полезного успела сделать.
Стоя на площади призрак Вивьен смотрел и не верил своим глазам. Руссильонов судят и их защищают жители города? Мир сошел с ума... Расстрелять и всё. Единственное, о чем жалела Вивьен в тот момент это о том, что уже мертва. Иначе бы выстрелила.
Я не знаю, как отойти от того, как увидела Анри, стоящего одного на площади... До сих пор комок в горле. Понятно, что у всех своя трагичная история, все пострадали... Но от этого каждая конкретная история не становится менее грустной. Или от рассказа Буавена "Все сделал как надо, гордый собой возвращаюсь в город и не вижу ни одного знакомого лица". Или от того, как Лемери бежали вдвоем, но выжила только Рене. Или от рассказа про поезд, когда выстрелили в машиниста и пустили под откос, зато поезд не доехал до концлагеря. И много других историй... Мурашки по коже и комок в горле.
Мастера, вы восхитительны! Не знаю, как из такого сложного материала вам удалось сделать такую потрясающую игру.
Отдельное спасибо за модель завода с конструктором. Было увлекательно)
Спасибо также всем за посиделки после игры, за Белла-Чао. За песни и танцы под советские мелодии.

И немного рисунков Вивьен.

В небе кружат птицы...
Следующий листок ложится на землю...
Рисунок словно детский...
Записка "Простите, не умею рисовать. Но рисую... Здесь столько времени. Ничего нет, кроме времени. А рисовать надо. Чтобы помнили. Нельзя забывать.
Месье Оленефф... Благородный белоэмигрант. Помню дом, где мы прятались с братом после прибытия из Англии. Глоток вина, сыр... Простите, не удержалась, такой роскошной еды не видела никогда. Помню объявление о прибытии союзников. Месье Оленефф словно бы помешался от радости. Казалось, что теперь то все будет хорошо, не надо взрывать завод, все останутся живы...
Потом я узнала, что он тоже едет по маршруту Шуа-вечность...
Его сын, Грегуар. Я его почти не знаю... Не знаю, выжил или нет. Веселый такой мальчишка, энергичный, с яркими чертами лица.
Знаю, что месье Оленефф его очень любил. "



Рисунок Вивьен Моро "Отец и сын Оленевы"


Еще один рисунок с запиской "Луиза! Верный боевой товарищ! Вместе слушали радио, Де Голля, вместе вступили в партию, вместе получили парт-билеты... Вместе были на вокзале. Вот только маршруты разные... Шуа-вечность у меня, Шуа - дальнейшая жизнь у нее... Живи долгую и счастливую жизнь, Луиза"




Рисунок Вивьен Моро "Луиза Карп"

"Помню, как увидела на его груди желтую звезду... Как зашатался мир. Это же Габриэль! Стажер, лечивший меня от дезентерии. Так мило не умевший развлечь беседой, хотя Рене Лемери настаивала на этом. "Врач - профессия социальная"... Как немцам пришло в голову, что какие-то нации лучше, а какие то хуже? Ненавижу!"




Рисунок Вивьен Моро "Габриэль Клеман"

"Не люблю полицейских. Не знаю, почему я его рисую... Но, может потому, что он сослуживцем Кристиана был? Может, потому что частью города, где когда-то жила я... Или потому что также ненавидел бошей? Черт его знает, почему... Да и не похож. Писала ж, что не умею рисовать... И все таки это он. Тристан Лафоль...
Надо бы и Кристиана нарисовать... Но так сложно... Как нарисуешь своего ангела-хранителя? "



Рисунок Вивьен Моро "Полицейский Тристан Ляфоль"

" А вот и Кристиан... Такой, какой он на фотографии в старом, пожелтелом альбоме... Помню, он мне его показывал однажды, за чашкой чая. Кристиан. Не забывайте его, люди. Знаю, что не забудете... Он спасал жизни. Он понимал, когда лучше забрать жизнь, чтобы не мучился человек. Он основал наш хор. "В небо Парижа птицею песня взвилась, ла-ла..." "



Рисунок Вивьен Моро "Полицейский фельдшер Жан-Кристиан Симоне"

"Они такие красивые... Женственные... Одна - как нежный и яркий цветок, такой наивный взгляд. Другая - роковая красавица.
Анри мне сказал как-то раз "тебе хорошо с распущенными волосами, без платка". Смешной, нашел красавицу. Вот у них - красивые волосы... и грудь есть, не то, что у меня...
Раймон прибил бы меня за такие слова... Но его тут нет. Вообще ничего нет, кроме бесконечного неба и белоснежных облаков... Как бы хотелось услышать его голос, пусть бы он и ругал меня..."

Рисунок Вивьен Моро. "Девушки из борделя, Адалин и Айседора



И, наконец, последний рисунок Вивьен. Семья Моро в полном составе: Жанна Ру, Вивьен Моро, Раймон Моро, Анри Руссильон и Моро-самый-младший, спасенный Жанной Ру из опустевшего дома семьи Клеман и вывезенный в Тулузу.



UPD Есть ещё один рисунок Вивьен Моро. Наверное, посмертный, из вечности.

1 пуля... и сколько пуль в нее летит... Не меньше 10 их было, кажется.
Красный цвет на повязке у него. Красного цвета партбилет у нее. И кровь тоже красная...
А глаза у него голубые...

Tags: отчеты
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 4 comments